Тендеры-трансгендеры

Тендеры-трансгендеры

Тендеры-трансгендеры

Толерантность – прекрасное качество человека, предполагающее возможность и желание понять оппонента с другой, альтернативной, точкой зрения по какому-то ни было вопросу. Уважение собеседника – залог успешных переговоров, а высокомерие вызывает адекватную ответную реакцию. В истории нередко толерантность позволяла находить компромиссы в самых сложных исторических ситуациях, завершать миром самые острые межгосударственные конфликты. Но, к сожалению, сегодня больше примеров того, как безрассудные высказывания и действия полуграмотных и «незакомплексованных» деятелей провоцируют конфликты на всех уровнях.

В последнее время под предлогом толерантности происходит подмена понятий человеческих взаимоотношений во всех сферах жизни, в том числе, и между партнёрами по бизнесу. Доброта воспринимается как слабость, а подлость и мошенничество расценивается как умение вести бизнес. В современном лексиконе практически исчезли такие понятия и слова, как честность, благородство, великодушие, порядочность, мужественность, женственность и т.д. Теперь, как говорят «продвинутые», в тренде циничные моральные и физические трансгендеры, деляги и спекулянты, считающие себя «бизнесменами».

В своё время необходимость проведения тендеров/конкурсов в классическом понимании этого слова была вызвана желанием Заказчика найти оптимального по цене и качеству подрядчика для выполнения тех или иных работ, продавца товаров или услуг.

В цивилизованном обществе обычно тендер проводился на выполнение масштабных проектов, таких как освоение нефтегазового месторождения, строительство фабрик, заводов, морских портов, объектов социальной инфраструктуры и т.д. Объёмы инвестиций в строительство таких объектов обычно достигали сотен миллионов и даже миллиардов долларов.

Подготовительный этап к проведению тендера на проектные работы – это разработка пакета тендерных условий, который обычно включает:

1.Полноценное задание на выполнение проектно-сметной документации (ПСД).

2.Исходные данные для выполнения ПСД в полном объёме.

3.График работ.

4.Условия, на которых Заказчик готов заключить договор с Победителем тендера.

5.Сроки и порядок проведения тендерных процедур.

Пакет тендерных условий разрабатывают либо профильные опытные специалисты Заказчика, либо для этой ответственной задачи привлекается компетентная инжиниринговая или консалтинговая компания.

Пакет тендерных условий в цивилизованном мире не может меняться в процессе проведения тендерных процедур и подведения итогов конкурса.

Заказчик не имеет права отменить тендер по своему усмотрению, так как участники конкурса несут материальные издержки при подготовке своих технико-коммерческих предложений.

После определения победителя конкурса Заказчиком не могут быть внесены никакие изменения в одностороннем порядке ни в один документ пакета тендерных условий, кроме как с письменного согласия победителя, который в этом случае имеет право также внести некоторые изменения в свои документы, которые ранее были представлены на конкурс.

Сегодня в России ежегодно проводятся тысячи тендеров, конкурсов, отборов и других аналогичных «мероприятий» по поиску поставщиков инжиниринговых и консалтинговых услуг для нефте- и газоперерабатывающих предприятий. К сожалению, лишь небольшая часть предприятий топливного сектора страны проводят эти мероприятия», опираясь на логику и порядочность, что в конечном итоге позволяет достигать желаемых результатов.

В то же время большая часть тендерных комитетов, в первую очередь крупных компаний нефтегазового сектора, проводит невыгодную – иногда даже губительную, в первую очередь, для этих же компаний! – политику. В результате чего нередко выбранные дешёвые – в прямом и переносном смысле этого слова – подрядчики срывают сроки выполнения проектно-изыскательских работ, допускают множество ошибок, которые нередко выявляются в процессе пуска и эксплуатации производственных объектов. В результате за последние 20 лет большинство технологических установок пускались с задержкой до 6…8 месяцев, так как приходилось в процессе пусконаладочных работ исправлять ошибки проектирования, такие как сверхнормативная вибрация трубопроводов и оборудования, «раскрытие» фланцев, деформация трубопроводов и фундаментов и т.д.

Значительная доля ответственности в последние годы за многомиллиардные убытки предприятий, в частности, нефтегазового сектора лежит на тендерных комитетах и разработчиках инструкций по проведению конкурсных процедур. Гибельное заблуждение, что созданная однажды «креативными продвинутыми менеджерами» тендерная система конкретной нефтегазовой компании с применением современных цифровых технологий, собственных торговых площадок и пр. безоговорочно приведёт в конечном счёте к успеху, невзирая на «потуги» членов тендерных комитетов.

Основные причины неудовлетворительной деятельности тендерных комитетов:

1.Низкое качество тендерных условий, в частности, Задания на проектирование. Нередко даже название работы бывает сформулировано с грамматическими ошибками – например, пишут «фильтра» вместо «фильтры» и т.п. По тексту документов нередко встречаются «инородные вкрапления» в виде ссылок на технологические узлы и оборудование, не относящиеся к данной технологической установке. Иногда разработчики данного документа не понимают различий экспертизы промышленной безопасности, Главной экологической и Главгосэкспертизы. Самое удивительное, что такие «опусы» согласовываются главными специалистами крупных НПЗ: главным механиком, главным технологом, главным метрологом и т.д. – до 17 согласований! – и утверждаются генеральными директорами крупнейших НПЗ России. Читатель такого документа – инжиниринговая компания – теряется в догадках: либо все 18 подписантов во главе с генеральным директором недостаточно грамотны, либо никто из них не читает подписываемые документы. А что ещё можно предположить? Дальше-больше: по условиям такого тендера участник – то есть проектировщик – должен безоговорочно согласиться с таким «произведением искусства» и в знак согласия завизировать каждый лист без рассуждений! В противном случае его не допускают к участию в тендере. Этой воинствующей непримиримостью «креативные продвинутые менеджеры» тендерных комитетов, не имеющие понятия о технической сути проектируемого объекта, пользуются, чтобы прикрыть свою безграмотность. Примером может послужить работа тендерного комитета одного из НПЗ Центральной России. По условиям проведения тендерных процедур на этом заводе исключаются любые переговоры со специалистами заказчика с целью достижения консенсуса и устранения явных ошибок в тендерных условиях. К сожалению, такие Задания на выполнение ПИР часто встречаются и на других предприятиях.

2.Сотрудники тендерных комитетов зачастую не имеют практического опыта работы ни в проектировании, ни в процессе эксплуатации НПЗ; их работа сводится к формальной проверке пакета предквалификационных документов и далее к стремлению «уторговать» стоимость ПИР (или НИР) до минимального уровня. К сожалению, далеко не всегда для оценки возможностей претендента на выполнение работы привлекаются высококвалифицированные специалисты с солидным опытом практической работы, или их мнение редко играет решающую роль при выборе победителя тендера.

Большинство недостаточно квалифицированных сотрудников тендерных комитетов не в состоянии конструктивно обсуждать технические аспекты Задания на выполнение ПИР, а также тексты договоров с более квалифицированными специалистами серьёзных и авторитетных, но не дешёвых проектных организаций. И на замечания по любым неточностям, а иногда и нелепостям в тендерной документации просто отказываются от прямого диалога – боятся? – и подменяют его примитивными аргументами, типа, «соглашайтесь на всё, что написано в задании, в противном случае не будете допущены к конкурсу…».

Такая позиция чем-то напоминает воинствующее сообщество ЛГБТ, навязывающее своё извращённое мнение большинству людей, исповедующих традиционные общечеловеческие ценности.

3.Имея зачастую непомерно «раздутые» штаты, тендерные комитеты заказчика запрашивают много лишних и ненужных документов на стадии «предквалификации»: паспортные данные руководителя инжиниринговой организации, сведения об учредителях, банковские гарантии – хотя часто подрядчик работает без аванса и с отстрочкой платежа на 60…90 дней – и т.п.

Предлагаемые со стороны потенциального заказчика формы договоров предполагают ответственность за срыв сроков и неисполнение обязательств в основном только со стороны подрядчика, при этом у заказчика практически нет никакой ответственности, даже за задержку оплаты выполненных и принятых по актам работ (иногда до 180 дней!).

Таким образом, тендерный комитет зачастую просто создаёт условия, при которых квалифицированные подрядчики не считают целесообразным принимать участие в торгах.

Нередко победитель определяется на соответствие формальным требованиям тендерных условий и в основном по очень низкой, практически демпинговой цене. А позднее следуют вышеописанные проблемы заказчика с пуском и эксплуатацией новых и реконструированных технологических установок…
Казалось бы, очевидно – работа квалифицированной проектной или консалтинговой организации не может стоить дёшево. А соглашаться ставить свою подпись под чужими явными ошибками в задании на работу – значит разделять с разработчиками «опусов» извращённое понимание действительности.

Хочется также обратить внимание на содержательную часть заданий на проектирование, например, технологических установок ЭЛОУ-АТ или ЭЛОУ-АВТ. Экономическая эффективность будущей установки во многом зависит от проектных решений. Это касается как капиталовложений, так и эксплуатационных затрат. Например, как показывает практика, две одинаковые установки ЭЛОУ-АВТ мощностью 6 млн. тонн перерабатываемой нефти в год могут иметь разницу в затратах на энергоносители до 400…600 млн. рублей в год. Это зависит от принятых в базовом проекте схемных решений, и если они разработаны не «дешёвой» инжиниринговой организацией, то могут позволить значительно сократить расход топлива, электроэнергии, воды. Однако на практике не встречаются Задания на выполнение ПИР – в частности, базового проекта, – где бы лимитировались эти показатели.

В итоге, зачастую экономя на исполнителе ПИР всего лишь 3…5 млн.руб. и отдавая работу более дешёвой инжиниринговой организации, завод через несколько лет, запустив новую установку, начинает терять реально 400…600 млн.руб.в год на излишних расходах на энергоносители. «Торговали – веселились, посчитали – прослезились…».

А какая нефтеперерабатывающая компания в России проводит такой анализ деятельности своего тендерного комитета? Да никто! Результаты деятельности этих комитетов оцениваются только по количеству «сэкономленных» на тендерных процедурах денег в текущем году, а то, что несколько лет спустя потери при эксплуатации в десятки раз превысят такую «экономию», не принимается во внимание, точнее сказать, об этом никто не думал.

Отсутствие такого рода анализа объясняется с одной стороны отсутствием квалифицированных профильных специалистов в данной нефтеперерабатывающей компании, а с другой стороны – текучкой кадров: теперь модно каждые год-два менять место работы. Неудивительно, что нынешних сотрудников тендерных комитетов не волнует судьба завода, который никогда не станет для них «своим».

Остаётся удивляться только равнодушию топ-менеджеров НПЗ и собственников, которые ежегодно теряют миллиарды рублей в результате «креативной» деятельности тендерных комитетов, стремящихся к мнимой экономии денежных средств.

Увы, извращенное до предела понимание процесса конкурсного выбора поставщиков инжиниринговых услуг и технологического оборудования стало нормой жизни для тендерных подразделений некоторых НПЗ и ГПЗ в России. В нефтяных и газовых компаниях назрела необходимость кардинально пересмотреть регламенты и инструкции по проведению тендерных процедур в соответствии, в первую очередь, с законами логики! А также более внимательно относиться к подбору кадров для тендерных комитетов. Хотя надо признать, что в наши дни это очень непростая задача.



Мархарабоз, 21 век


Календарь событий
Совещание главных метрологов нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятий России и СНГ
Дата проведения: 28.02-03.03.2023
https://sovet-npz.ru/
Искусство Речи paranova.ru




 Химагрегаты №60, декабрь 2022 Версия PDF