Светлой памяти Владимира Михайловича Седова

Светлой памяти Владимира Михайловича Седова

Светлой памяти Владимира Михайловича Седова

26 ноября 2020 г. на 72 году жизни не стало Владимира Михайловича Седова, одного из постоянных членов Совета главных механиков нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятий. Участие в работе Совета более 20 лет было важной частью его жизни.

С момента окончания Ленинградского Технологического института имени Ленсовета по специальности инженер-механик В.М. Седов работал во Всероссийском научно-исследовательском институт нефтехимических процессов (ОАО «ВНИИНефтехим»). Начав свою деятельность в должности инженера, он стал заместителем Юрия Ивановича Арчакова, заведующего лабораторией №9, затем заведующим отделом инжиниринга и заместителем генерального директора по научной работе и инжинирингу.

Владимир Михайлович всегда отличался колоссальной трудоспособностью, глубокими знаниями процессов нефтепереработки, эксплуатации и ремонта нефтезаводского оборудования. Он был увлечен своей работой и всегда был в гуще событий, происходящих на заводах, проводя много времени в командировках.

Его разработки внедрены на многих предприятиях отрасли в России и СНГ.

В ОАО «ВНИИНефтехим» В.М. Седов являлся руководителем направлений по исследованию материального оформления нефтехимических процессов, стойкости конструкционных материалов, повышения надежности и безопасности эксплуатации оборудования. Эту деятельность он успешно продолжал до последних дней в качестве технического директора ЗАО «НПО «Ленкор».

Владимир Михайлович являлся кандидатом технических наук, его диссертация была посвящена проблемам длительной работоспособности конструкционных материалов в условиях воздействия водородсодержащих сред при повышенных температурах и давлениях. Результаты его научных исследований всегда успешно сочетались с решением практических задач и получением хороших результатов.

В.М. Седов стал автором более 100 научных трудов, авторских свидетельств, патентов. В 1999 году ему было присвоено звание Почетный нефтехимик, в 2000 г. присуждена Премия Правительства России и звание Лауреата Премии Правительства России за заслуги в области науки и техники.

В №27 за сентябрь 2014 г. журнала «ХИМАГРЕГАТЫ» в рубрике «Персональное дело» было опубликовано большое интервью с В.М.Седовым, в котором он рассказывает о своем пути в профессию.

Владимира Михайловича принимал активное участие в ежегодных совещаниях главных механиков нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятий, семинарах и конференциях, организуемых Советом главных механиков. Он пользовался заслуженным авторитетом и уважением специалистов отрасли и коллег-ученых.

Владимир Михайлович был светлым, добрым и очень интеллигентным человеком. Широта его интересов поражала.

Память о нем навсегда сохранится в сердцах друзей и коллег, всех, кто его знал, кому он помогал и кто общался с ним.

Нам будет его очень не хватать.

Редакция журнала «ХИМАГРЕГАТЫ» выражает глубокие соболезнования родным и близким Владимира Михайловича Седова.

В №27 за сентябрь 2014 г. журнала «ХИМАГРЕГАТЫ» в рубрике «Персональное дело» было опубликовано большое интервью с В.М.Седовым, в котором он рассказывает о своем пути в профессию. Мы приводим этот текст без изменений.

Как известно, нефтепереработка основана на четких, строгих науках – математике, физике, химии. И все же для нее иногда требуется творческий подход. Человек, который им вполне обладает - Владимир Михайлович Седов, преемник и продолжатель работ и дела ведущего специалиста отрасли, профессора Юрия Ивановича Арчакова. Бывают на свете люди необыкновенные, способные видеть дальше и острее, глубже понимать законы материи и какие-то почти нематериальные сути. Что отличает таких людей – особый, вечно юный взгляд. Его искрящееся электричество со временем, при приложении немалой толики терпения и упорства, выливается в остроумные технические решения, патенты и изобретения, точные, иногда парадоксальные рецепты для уставшего металла на радость механикам, обеспечивающим безаварийность производства. Все это, безусловно, помогает снискать особое признание, уважение и любовь коллег.

Как многие уже догадались, сегодня мы беседуем с Владимиром Михайловичем Седовым, к.т.н., Генеральным директором НТЦ – Санкт-Петербург, Техническим директором ООО «Нефтехим-Инжиниринг», Лауреатом премии Совета Министров РФ, Почетным нефтехимиком РФ.

Продолжатель традиций

- Владимир Михайлович, как всегда, мой первый вопрос – не связана ли Ваша семья с механикой, с нефтепереработкой?

Да, мой папа был связан с нефтепереработкой. Он, начиная с послевоенного времени и до последних дней, работал проектировщиком в Ленгипронефтехиме, прошел славный трудовой путь, и даже в 75 лет все еще работал в институте.

- Значит, тема нефтепереработки с детства «родная» для вас?

Не совсем, но со временем стала «роднее». После окончания Ленинградского государственного технологического института – знаменитой Техноложки – механического факультета по специальности «машины и аппараты химпроизводств» я пошел работать в институт «Ленниинефтехим», стал учеником Юрия Ивановича Арчакова. Считаю, именно благодаря Юрию Ивановичу главной в моей жизни стала интереснейшая тематика – взаимодействие водорода с металлами, водородная коррозия, прочность, водородная хрупкость, длительная прочность в водороде, коррозионная механическая прочность металлов.

Начав в Ленниинефтехиме как инженер, со временем я стал старшим инженером, заместителем заведующего лабораторией. А потом мы с Юрием Ивановичем поменялись местами: я занял его место заместителя генерального директора по науке института «Ленниинефтехим» и где-то 20 лет проработал в этой должности.

Со временем основательно разобравшись в металловедении и коррозии, я понял – чтобы знать причину выхода из строя оборудования неплохо также вникнуть в устройство аппарата – это мне близко, по специальности я механик. Но неплохо также понимать особенности технологии: как идет реакция, какие активные химические реагенты могут вызвать коррозионное разрушение. Так со временем сфера профессиональных интересов расширилась, я стал заниматься и оборудованием, и технологиями, и даже проектами.

- Но всегда Ваша работа была тесно связана с практикой, с нуждами конкретных производств…

Да, с самого начала работы в Ленниинефтехиме опыт приобретался в разъездах, мне удалось побывать на всех крупных заводах Советского Союза: Кириши, Московский НПЗ, Ухтинский, Ярославский, Рязанский, Туапсинский, Хабаровский, Ферганский, Омский, Ангарской, Красноводский заводы – всех не перечислишь. Мы выезжали, в основном, на аварийные ситуации, где выходило из строя оборудование или решался вопрос о его дальнейшей эксплуатации, об остаточном ресурсе – вопросы довольно-таки непростые.

Помнится, в восьмидесятые годы в Уфе на комплексной установке «ЖЕКСА» случилась страшная авария, и надо было вновь запускать завод в кратчайшие сроки. Создали большую группу из наших специалистов, а также из «Нефтемаш», ЦКТИ, «Прометей» - и запустили уже через месяц. Правда, там несмотря на взрыв, особых разрушений оказалось не много… Или авария центрифуги на Новокуйбышевском заводе: там, как выяснили, установленный заводом рабочий срок службы центрифуги был 40 тыс. часов, но как она работает – включается-выключается – оговорено не было.

Вообще если проанализировать причины аварий, то в основном они происходят при превышении расчетных характеристики, исходных допускаемых напряжений. Например, авария в Уфе на теплообменнике произошла через 140 тыс. наработанных часов, а расчетная характеристика фланца была – всего 100 часов. То есть аппарат уже проработал в полтора раза дольше, и никто не обратил на это внимания. Бывает, на заводах эксплуатационные службы подписывают контракт на 20-летний срок работы оборудования, при том, что расчетные характеристики отдельных элементов – 100 тыс. часов, 80 тыс. часов. И как тогда оборудование сможет проработать 20 лет?

Случается, наоборот, ресурс оборудования на практике увеличивается за счет того, что расчетные параметры оказываются выше, чем реальные рабочие. Например, на установках риформинга у нас появились катализаторы, работающие при меньших давлениях - до 25 атм., даже 10-15 атм. - а в проекты закладывали 50 атм. Хотя в любом случае эксплуатировать установки и агрегаты по 30-40 лет нежелательно – аварийность их заметно возрастает. Правильно поступают заводы, своевременно заменяющие оборудование, не дожидаясь, пока его ресурс выработается «в ноль».

Ведь на водородосодержащих средах довольно сложно определить остаточный ресурс и точно предсказать, каким будет механизм разрушения: толи ползучесть, толи водородная хрупкость, толи неправильные пуски и остановы или аварийные остановы, когда имеет место охрупчивание оборудования. При резком сбросе температуры водород, растворенный в металле при высоких температурах, не успевает из него выйти, а потом при опрессовке может треснуть или зародить трещину, которая приведет к аварии уже на рабочих условиях.

- Сегодня, как известно, по России «широко шагает» модернизация НПЗ. Вероятно,   состояние парка оборудования в отрасли заметно улучшается?

Модернизация идет, но, к сожалению, довольно однобоко: компании выгодно получать новые продукты, поэтому в первую очередь вводятся новые процессы и установки, создающие более широкий спектр товарной продукции. А тратить деньги на замену старого оборудования почти никто не торопится, хотя это необходимо. И еще: серьезно упала квалификация ремонтных служб. Наш институт «Ленниинефтехим» был головным по коррозии, и на всех заводах в то время активно работали коррозионные службы, составлялись коррозионные карты, стояли коррозиметры, коррозионные датчики. Сегодня большинство предприятий утеряли прежний опыт, а ведь коррозия по-прежнему является основной причиной большинства аварий.

- Казалось бы, новую передовую технику, автоматику внедряют, целые системы по контролю состояния оборудования…

А коррозионных программ – нет! Сейчас только ГАЗПРОМ – можно сказать, передовая компания – начинает проводить коррозионные аудиты нефтеперерабатывающих заводов и вновь внедрять системы и формы антикоррозийных работ, возвращаясь к опыту прошлых лет.

Эта тема как нельзя актуальна для всей отрасли, ведь 85% ее оборудования – старое.

- Владимир Михайлович, а как себя чувствует отраслевая наука? Кто сегодня заступил на место знаменитых отраслевых НИИ?

Когда-то Ленниинефтехим не только выполнял все необходимые для заводов работы, но и вел научные исследования, ежегодно выпускал по нескольку регламентов новых процессов. Теперь отечественной науки в нефтепереработке не осталось, при перестройке на государственном уровне она начала исчезать, многие отраслевые научно-исследовательские институты закрылись. Да, есть фирмы, ставшие в какой-то мере наследниками и преемниками «Ленниинефтехим», они развивают определенные идеи, но собственными силами, без помощи государства. Многим известные «Алкат», НПО «Ленкор», наш «Нефтехим-Инжиниринг» и еще ряд компаний продолжают основные тематики института. У нашей лаборатории был металловедческий уклон, поэтому ООО «Нефтехим-Инжиниринг» по-прежнему специализируется на коррозии, остаточном ресурсе и промышленной безопасности. Также «Нефтехим-Инжиниринг» обслуживает производства, использующие технологии, связанные с прокалкой кокса, его сфера – модернизация, диагностика, разработка технологий, а также конструирование новых аппаратов для этого процесса. «Ленкор» делает экспертизу промбезопасности, коррозионное обследование почти на всех крупных заводах отрасли. А «Алкат» – бывшая лаборатория катализаторов нашего института – продолжает внедрять базовые катализаторы, разработанные еще в Ленниинефтехиме – те же вторичные установки и новые процессы – но, к сожалению, без участия государства, за счет частной инициативы.

Увы, с закрытием института страна оказалась без катализаторов для моторных топлив, для дизеля и высокооктановых бензинов. Если в 1985 году отечественных катализаторов у нас было 90%, то сейчас практически все они западные. Из российских производителей остались, пожалуй, только фирма «Алкат» и еще филиал «Ленниинефтехим» в Краснодаре: он небольшой, но надо отдать должное его руководству – благодаря им существуют еще отечественные катализаторы для процесса изомеризации.

- Почему так, разве катализаторы и вообще высокоинтеллектуальные инжиниринговые услуги - не выгодная сфера для бизнеса?

Как раз выгодная. Но науку надо поддерживать. Как говорится, ученый не приносит прибыли при разработке, но разработка приносит большую прибыль после внедрения ее специализированной фирмой.

Когда закрывался институт, больно было смотреть, как тупо распродавались его помещения, библиотеку и вещи просто выкидывали на улицу…Мы предчувствовали это заранее и «самоорганизовались» в фирмы, которые, кстати, оказались очень эффективными: меньше накладных, меньше народу, но те, кто работает – умеет это делать. Надо признать, суммарно, компании-наследницы института сегодня имеют больший оборот, чем Ленниинефтехим. Так что отраслевая наука самоокупаема, не убыточна!

- Как Вы считаете, есть ли механизм, способный поддержать отраслевую науку?

Эта задача требует больших вложений, которые далеко не каждой частной компании под силу. Нужен госзаказ, в том числе и на поисковые работы, чтобы потом результаты внедрялись в промышленность. Нужно сложное оборудование, специалисты, лабораторные и пилотные производства. Раньше заводы финансировали науку, теперь на разработку не заключают договор, только на внедрение новой установки. А как внедрить то, что еще не опробовано? Компаниям нужна гарантированная прибыль, а без опытного пробега не каждый завод согласится поставить у себя новое оборудование, которое неизвестно как отразится на показателях.

Так что пока у нас есть специалисты, высокие профессионалы, их опыт и знания востребованы, но нет заказов на фундаментальные разработки, необходимые для развития отраслевой науки. Главная беда – нам остро не хватает лабораторных, пилотных установок. В науку необходимо вкладывать «длинные деньги», ведь результат вложений появляется не сразу – лет через 5-10. Но прогресс определяется именно научными достижениями и разработками. А интеллектуальный потенциал отрасли, науки легко теряется и трудно восстанавливается. Как известно, работает «эффект накопления»: нужна критическая масса и время.

- Владимир Михайлович, в отрасли знают Вас как ученого-практика, имеющего много собственных изобретений, патентов…

Случалось, бывало по двенадцать изобретений в год, но мы не стремимся к патентам ради патентов, самое важное и интересное – конечно, внедрение. Увы, даже очень удачные изобретения – по фильтровальному оборудованию и другие – сейчас внедряются очень тяжело. Во времена института – с госфинансированием, с пилотными установками, промышленными и лабораторными производствами – все делалось гораздо быстрее. Еще один важный фактор – недостаток квалифицированных кадров. Не хватает специалистов среднего возраста: основной контингент нашей отраслевой науки – от 60 до 80 лет или молодежь до 30, это большой разрыв.

У нас в компании ООО «Нефтехим-Инжиниринг» есть молодые ребята –   грамотные, современные специалисты. Быстро схватывают, но подчас им не хватает опыта: что они видели из оборудования кроме микроскопов? Хотя, перспективная молодежь есть, конечно. Например, Виталий Чипизубов, который делал доклад на февральском семинаре СГМ. Он рассказывал о насосах нового поколения, которым нет равных сегодня. Правда, это идея 20-летней давности, но он смог ее реализовать – это тоже большой плюс. Недаром на одной международной выставке известные западные фирмы нам предлагали: ребята, сколько вам заплатить денег, чтобы вы ушли? Надеюсь, Виталий скоро создаст свою фирму, готовую поставлять заказчикам не только новое оборудование, но и новые идеи.

Нам сейчас можно взять рынок только новизной, это единственный путь к маркетинговому успеху. Представьте, тендер: победить конкурентов можно только уникальностью предложений. Более высокая производительность, выгодные конструктивные нюансы, всякие хитрые присадки – насос будет самобалансироваться, в том числе и в подшипниках… Кто из заказчиков тогда устоит?

Конечно, в отраслевую науку молодежь нужно привлекать достойными заработками, прежде всего, установив гибкую систему, процент от заключенных договоров. Но и за старую школу, старые кадры нужно держаться – иной специалист может один раз в неделю прийти на работу, но подкинет такую идею, что она год будет кормить фирму.

- На Ваш взгляд, возможно ли объединение усилий и средств крупных частных компаний для решения проблем отраслевой науки?

Даже в годы перестройки еще что-то можно было сделать, но теперь, при полной закрытости компаний – вряд ли… Площадка Совета главных механиков – семинары и совещания – единственная в отрасли, где механик с механиком может поговорить. Хотя,   если пытаться собирать людей чаще, никто не приедет: на заводах народ очень занят текущей работой. Как говорится, «дорога ложка к обеду», и нечасто…

- Владимир Михайлович, как Вы справляетесь с огромной рабочей нагрузкой, как предпочитаете отдыхать? Наверное, путешествуете?

Моя работа – и так сплошное путешествие, подвижность бешеная, раз в неделю командировка. Но хобби, да, есть…Когда-то в детстве я жил в деревне Акуловка Новгородской области на берегу реки Передна и в 6 лет научился ловить рыбу. А в 7 лет, можно сказать, стал уже профессионалом. В последнее время, правда, большей частью некогда этим заниматься, но зато я весь в журналах, в снастях. Где бы ни был за границей – везу какие-нибудь спиннинги. Не говорю уже о западных странах, но и с востока – из Ирана – катушек, поплавков местных привез. Разложишь их на столе – уже куча положительных эмоций, будто на природе живу… Так что рыбалка, можно сказать, для меня – больше, чем увлечение, хобби. Даже мысли и мечты о ней – благотворны.

- Расскажите, пожалуйста, немного о Вашей семье.

Семья – это жена, сын. Внуку уже 4 года, внучка – перед Новым годом родилась. Считаю, семья – моя главная опора в жизни, которая позволила мне профессионально реализоваться. Помню, очень скоро после женитьбы я стал ремонтировать комнату и неудачно упал, получил сотрясение мозга. Хотя, вроде бы, человек практический, с деревенскими навыками… Тогда мне было сказано – лучше зарабатывай деньги, а для ремонта мы найдем «специальных» людей. С тех пор так и повелось. Считаю, мне очень повезло: обо мне заботятся, освободили от хозяйственных хлопот. Крепкий тыл – это очень важно. Вот только из-за своих командировок я сыну маловато времени уделил. Надеюсь, внукам больше достанется.

Мы благодарим Владимира Михайловича Седова за содержательное интервью. От души желаем, чтобы вновь и вновь его радовали очередные открытия, чтоб вокруг были друзья-единомышленники и фонтанировали удивительные светлые идеи. А главное – пусть все эти идеи непременно воплощаются в жизнь, прорастают, колосятся и приносят сочные плоды на благо компании «Нефтехим–Инжиниринг», а также всей нашей отечественной нефтепереработки.

Интервью провела Ирина Толстенко, фото Владимира Горбунова


Календарь событий
Совещание Главных Механиков 2020
Дата проведения: 1-25 декабря 2020
«ЭКВАТЭК-2020»
Курс рубля на межбанковском рынке
ПокупкаПродажа
USD/RUB0.000.00
EUR/RUB0.000.00
Данные на

Forex: Курсы валют
EUR/USD0.000.00
Данные на 00:00 мск

Химагрегаты №51 сентябрь 2020 г Версия PDF
  • Российский Нефтегазохимический форум и XXVI Международная выставка «Газ.Нефть.Технологии-2018»
  • «НЕФТЕГАЗ-2019» Оборудование и технологии для нефтегазового комплекса
  • 17-я Международная выставка PCVExpo «Насосы. Компрессоры. Арматура. Приводы и двигатели»
  • 15-я Международная выставка «НЕФТЬ И ГАЗ» / MIOGE 2018»
  • 25-я международная специализированная выставка «НЕФТЬ, ГАЗ. НЕФТЕХИМИЯ»
  • 22-я международная выставка химической промышленности и науки
  • Международный симпозиум «Компрессоры и компрессорное оборудование» (Санкт-Петербург)
  • «Конференция INTRA-TECH» (Санкт-Петербург)
  • 14-й Российский Нефтегазовый Конгресс / RPGC 2018
  • 16-я Международная выставка «НЕФТЬ И ГАЗ» / MIOGE 2019
  • 16-я Международная выставка «Насосы. Компрессоры. Арматура. Приводы и двигатели»
  • Pinkov Sports Projects
  • Башкирская Ассоциация Экспертов
  • Российский Нефтегазохимический форум «Газ.Нефть.Технологии-2019»