НУЖНЫ ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

НУЖНЫ ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

НУЖНЫ ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ  Подводка- Традиционно каждое мероприятие Совета Главных механиков – а теперь и Главных энергетиков –  нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятий России и СНГ проходит при поддержке Ассоциации нефтепереработчиков и нефтехимиков, при  активном участии ее представителей, за годы совместной работы ставших нам не просто коллегами, а друзьями. Сегодня мы беседуем с заместителем генерального директора Ассоциации, членом Совета ГМ Александром Рафаэловичем Шахназаровым, постоянным членом Президиума заседаний СГМ; чей доклад о состоянии отрасли обычно открывает Совещания, задавая тон мероприятию. Однако рубрика «Персональное дело» дает шанс познакомиться с ее героем поближе, в менее официальной обстановке, узнать его как человека и как профессионала, стоящего «плечом к плечу» с механиками и энергетиками, много лет работающего на благо отечественной нефтепереработки. 

- Александр Рафаэлович, как всегда, читатели рубрики «Персональное дело» рассчитывают услышать рассказ о Ваших семейных корнях, проследить профессиональный жизненный путь…  

Родился я 31 января 1947г. в Баку. Отец был участником Великой Отечественной войны. После войны поступил в Азербайджанский индустриальный институт.

 После окончания института в 1952 г. отец был направлен на работу в Узбекистан, на нефтепромысел Южный Аламышик. Естественно, переехали всей семьей. Так на нефтепромысле прошло мое детство, там я пошел в школу. Потом мы переехали в Андижан – отец был переведен на нефтекомбинат, а с 1961г. назначен директором Ферганского НПЗ, перешел из нефтяников в нефтепереработчики. Тогда это было просто, за человека всё решали советская  власть и партийные органы. В  Фергане я окончил школу и начал свою трудовую  деятельность помощником оператора на НПЗ.  Потом закончил Московский  институт нефтехимической и газовой промышленности  – ныне всем известный  РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина – и с 1971 г. начал работать на Ферганском НПЗ, уже оператором установки гидродоочистки масел. Со временем стал заместителем начальника цеха по производству смазочных масел, а в 1974 г. наша семья переехала в Москву, я был принят инженером в институт ВНИПИнефть.

В 1978г.  меня пригласили работать в Миннефтехимпром СССР старшим инженером Управления по закупкам оборудования на компенсационной основе. Наше  управление занималось тогда поставками оборудования  комплекса ароматики на строящиеся производства в Уфу и в Омск. Два  крупнейших комплекса ароматики были закуплены в 1976 г. во Франции у государственной фирмы Текнип на сумму почти полмиллиарда долларов – по тем временам  огромные  деньги.  

В 1983г.  я перешел в ВПО «Союзнефтеоргсинтез» заместителем начальника отдела проектных работ и экспертизы. А с 1989 г. в отрасли уже начались  структурные перестройки, стали образовываться концерны,  ассоциации, и ряд сотрудников министерства – в том числе я – перешли  в концерн «Нефтепереработка». Работал там главным специалистом, пока концерн не прекратил свое существование.

Далее некоторое время я работал в коммерческой структуре,  а с 1997г. перешел в Минтопэнерго РФ на должность начальника отдела развития нефтеперерабатывающей промышленности Департамента нефтяной и газовой промышленности.  В 1999 г. на должность Министра топлива и энергетики России был назначен Калюжный Виктор  Иванович, он много внимания уделял вопросам развития нефтепереработки. Приказом Министра был образован департамент нефтеперерабатывающей промышленности, а также был создан Экспертный совет по проблемам нефтепереработки, задачей которого   стла защита интересов государства. Руководителем департамента был назначен Кастерин Владимир Николаевич, потом его место занял Бочаров Александр Иванович, а его заместителем стал я. В дальнейшем в результате очередных структурных перестроек я был приглашен на должность заместителя руководителя управления нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности. В 2002 г. был удостоен звания почетный нефтехимик.

Надо сказать, что, работая в Минтопэнерго,  я ближе познакомился с Зубренковым Владимиром  Ивановичем, которого знал до этого еще по работе в Миннефтехимпроме СССР, но теперь мы стали трудиться в одном департаменте. Он курировал вопросы оборудования и НИОКР  и плотнее привлек меня к этой важной теме. В то время при Минтопэнерго был сформирован внебюджетный фонд НИОКР за счет средств, перечисленных компаниями. По инициативе Ассоциации мы добились того, чтобы из этих средств на НИОКР была профинансирована разработка базового проекта отечественного каталитического крекинга.  Из фонда было выделено 900 тыс. руб. -  практически все имеющиеся деньги. Обычно объем финансирования разработки оборудования не превышал суммы 100-500 тыс. руб., но нам удалось забрать все средства и профинансировать  базовый проект, который был успешно разработан и внедрен на ТАИФ-НК. Там  до сих пор успешно эксплуатируется комплекс каталитического крекинга мощностью 2 млн.т  по вакуумному газойлю.

В 2004 г. в связи с указом Президента РФ о реорганизации Минэнерго было упразднено и образовано Министерство промышленности и энергетики, а в составе его –  Федеральные  агентства, в том числе Росэнерго, где я полтора года работал в качестве советника. А  с декабря 2005 г. работаю в Ассоциации нефтепереработки и нефтехимии заместителем генерального директора.

 

- Судя по трудовой биографии, Ваш взгляд на нефтепереработку – как бы «сверху». Поделитесь им, пожалуйста, с нашими читателями.

После развала Советского Союза первые годы начала 90-ых были очень трудными для отрасли. Как говорится, экономика стала рыночной,  но никто не знал, что такое рынок. Резко снизились объемы нефтепереработки, был момент, когда в год перерабатывали всего около 164 млн.т. Потом ситуация стала выправляться, но,  с другой стороны, за период развала почти погибла отраслевая наука: институты потеряли заказы, финансирование приостановилось. Ведущие мировые фирмы-лицензиары технологий, зарубежные производители оборудования начали активное продвижение на российский рынок. В распоряжении иностранных конкурентов были большой рыночный опыт и финансовые средства, при этом они получили возможность  привлекать к себе наших ведущих специалистов. Это случалось и раньше: помню, когда работал во ВНИПИнефть, некоторым специалистам предлагали сотрудничество иностранные компании, но тогда идти работать к конкурентам – было исключено… А в 90-ые это стало возможно, тогда многие наши высококлассные ведущие специалисты ушли в известные западные фирмы. Очень пострадала наука, за это время мы фактически потеряли два отраслевых НИИ: Санкт-Петербургский «ВНИИНЕФТЕХИМ» и «ЦНИИТЭнефтехим» в Москве.

Ситуация в нефтепереработке стала исправляться, начиная с 2000г., загрузка НПЗ начала увеличиваться. Но засилье иностранных фирм – оборудования и технологий – сказывается и в настоящее время. На различных конференциях,  Совещаниях ГМ, мы часто обращаемся к генеральной схеме развития нефтеперерабатывающей промышленности до 2020 г., в которой предусмотрено, что к 2020 г должны быть построены 130 новых установок. Но только 10% из них проектируется и строится по отечественным технологиям, остальное – импорт!  Правда, в последнее время актуальность импортозамещения стала осознаваться руководителями компаний, в связи с общей политической обстановкой и санкциями.

 

- Как Вам кажется, сможет ли  восстановиться потенциал отраслевой науки?

Надо сказать, что во времена СССР практически все технологии и оборудование в отрасли были отечественными, импорт составлял единичные случаи. Сейчас всё наоборот. Но пока что возможности институтов – кадры, технический и технологический потенциал – сохранены. Молодежь пошла в институты на инженерные специальности, с НПЗ поступают заказы в отраслевые НИИ, необходимо только обеспечить финансирование разработок.

Я работаю в Ассоциации уже 10 лет, и все эти годы мы занимались активным продвижением развития отрасли, предупреждая о последствиях потери собственной отраслевой науки и технологического потенциала.

Так, еще в 2013 г. на заседании Правления Ассоциации была организована  рабочая группа  по продвижению инновационных технологий, куда вошли директор ИНХС им. А.В. Топчиева РАН, ак.  С.Н. Хаджиев; генеральный директор ОАО «ВНИПИнефть» В.М.Капустин; представители Минэнерго Ю.Л. Злотников и А.Е. Савин; И.М. Зуга –  член Совета Федерации РФ; генеральный директор Ассоциации В.А.Рябов. Рабочая  группа собиралась несколько раз. Так в июле 2014г. был подготовлен перечень из 21 проекта, по которым отечественная отраслевая наука готова стать конкурентоспособной и выйти на международный уровень, обеспечив импортозамещение. В этом перечне расписаны конкретные институты, сроки исполнения. Сегодня некоторые подвижки в реализации программы уже есть.   Например, недавно прошло заседание, где были рассмотрены технологии каталитического риформинга с непрерывной регенерацией катализатора. Раньше эти процессы вел ВНИИнефтехим – сейчас его уже не существует «де факто». Теперь этим занимаются НПП «Нефтехим» (Краснодар), генеральный директор   Шакун Александр Никитович и Ленгипронефтехим (Санкт-Петербург), генеральный директор Лебедской-Тамбиев Михаил Андреевич. Они уже завершают первый этап разработки технологии и даже способны профинансировать ее внедрение на производстве, но нужны конкретные предприятия, готовые к инновациям. Под конкретные заводы будут заказывать оборудование, просчитывать объемы, мощности.

 

- Получается, разработку новых технологий финансирует государство, а частные компании остаются в стороне? Неужели  они не  заинтересованы в развитии?

Не совсем так. Например, 25 июня 2015 г. в Минэнерго в Департаменте переработки нефти и газа прошло совещание по разработке современных технологических процессов, куда были приглашены все отраслевые и академические институты, вел совещание Злотников Юрий Леонидович, заместитель директора Департамента переработки нефти и газа.  Рассматривались, в частности, вопросы по нефтепереработке и нефтехимии. Так,  специалисты компании ЛУКОЙЛ представили шесть подготовленных ими базовых проектов технологических процессов. Это говорит о том, что компании готовы заниматься разработкой технологий. Однако смысл самого понятия «базовый проект» в том, что он предназначен для тиражирования на разных предприятиях. А с этим возникают сложности: как решить вопрос интеллектуальной собственности? Уже тогда, когда  ВНИПИнефть разрабатывал базовый проект каталитического крекинга при финансировании Минтопэнерго, поднимался этот вопрос – чьей собственностью является проект, и каким образом давать разрешение на его использование.

 

- Так, если частная компания владеет разработанной технологией, то другие не смогут ею воспользоваться?

Этот вопрос давно решен на мировом рынке: покупай патент и, пожалуйста, пользуйся. Так поступают все известные мировые бренды: Аксенс, ЮОПи и т.д. Правда, продавать нам стремятся далеко не самое лучшее. Не секрет, что технологии, которые мы получаем по импорту – не самые передовые и эффективные: кому интересно плодить конкурентов?! И очень жаль, что в тучные времена, когда нефтяные компании хорошо зарабатывали, вместо финансирования собственных институтов они предпочитали  купить готовые технологии, в том числе самые дорогие, по глубокой переработке. Надеюсь, сейчас пришло осознание ошибок.

14 октября 2015г. я был на заседании  Круглого стола в Общественной палате. Там обсуждались проблемы и потребности различных отраслей. Мне дали слово, и я сказал, что нефтепереработке и нефтехимии нужны финансы для осуществления проектов модернизации отрасли и разработки новых отечественных технологий. Ведущий удивился: «Как?! У нефтяников денег нет?» - Да, нефтянка развивается и зарабатывает даже в трудное время, но наши проекты дорогие, сложные, связанные с огромной инфраструктурой и энергетикой.  Но для создания технологий в нашей отрасли  не так уж много надо –  не с нуля начинаем, есть хороший задел, отраслевая наука готова к созданию новых разработок. Обычно проект стоит 10% от стоимости строительства,  а у нас есть наработки по процессам. С учетом этого базовые проекты – намного дешевле этих цифр. 

Сегодня отечественной нефтепереработкой выполнена программа по качеству нефтепродуктов, мы перешли на класс 4-5, но это были менее затратные установки: алкилирование, изомеризация. Дальше Минэнерго планирует следующий этап: необходимо строительство установок глубокой переработки, а это уже более дорогие процессы, и их готовы разработать наши отечественные специалисты.

 

- А как Вы видите перспективы  импортозамещения в области  оборудования для нефтепереработки и нефтехимии?

Год назад мы обсуждали этот вопрос с представителями отечественных предприятий, таких как Ижорские заводы, Волгограднефтемаш, Пензхиммаш. В принципе,  они выразили готовность поставлять любое оборудование, которое будет заказано. Единственное, из-за малых объемов заказов вероятная стоимость изделий будет довольно высокой, однако, если пойдет большая серия – цена начнет снижаться. Второй вопрос: чтобы заказывать современное оборудование нужно иметь современные отечественные технологии, ведь оно разрабатывается на их основе. Дело за нашими институтами, за новыми технологиями, ведь чтобы разработать проект – необходимо не менее трех лет. И еще: институты должны иметь в своем распоряжении пилотные центры. Раньше у них были испытательные полигоны, где можно было апробировать процесс перед запуском в серию. Сейчас, к сожалению, таких полигонов практически нет. Правда, есть и положительный опыт: технология гидроконверсии тяжелых нефтяных остатков, разработанная в ИНХС РАН им. А.В. Топчиева под руководством академика С.Н. Хаджиева успешно внедряется на производстве. ТАНЕКО уже строит на своей площадке  опытно-промышленную  установку  мощностью 50 тыс.т/год.

 

- Что Вы можете сказать о работе  Совета Главных механиков как отраслевой общественной организации? И как так получается: заводы конкурируют, а механики – нет.

Вместе с коллегами из Ассоциации нефтепереработчиков и нефтехимиков я уже лет десять регулярно участвую в мероприятиях Совета Главных механиков, выступаю с докладами –  бывал  и в Киришах, и в Подмосковье. А после того, как из состава Совета выбыли мои товарищи В.И. Зубренков и Б.И. Микерин, с декабря 2014г. я официально избран представителем Ассоциации нефтепереработчиков и нефтехимиков в Совете Главных механиков.  Считаю, эта неформальная общественная организация – как и  любое сообщество специалистов-единомышленников – очень полезна. Ведь сегодня наши заводы – конкуренты, специалисты НПЗ «варятся в собственном соку», и если общаются, то только в рамках мероприятий своей вертикально интегрированной компании (ВИНК). Но совещание СГМ позволяет во многих вопросах не «изобретать велосипед», а использовать опыт коллег с других предприятий. И потом, личные человеческие связи всегда помогают делу. Есть  разница: хочешь что-то попросить у коллеги и звонишь незнакомому человеку на чужой НПЗ или делишься проблемой с приятелем, которого хорошо знаешь – совсем другой резонанс. Как говорится, любой вопрос – уже не вопрос.

В советское время проводились аналогичные совещания и директоров, и главных инженеров заводов, опытом обменивались все специалисты. В условиях рынка предприятия стали разобщены и, конечно, конкурируют по экономическим, техническим показателям. Но задача механика – обеспечить бесперебойную и безаварийную работу оборудования. В нашей отрасли это значит – не только покой и безопасность персонала завода, а, подчас, благополучие целого города и региона. Все понимают сложность и важность этой задачи, поэтому руководители компаний всячески поддерживают обмен опытом и общение главных механиков. Мы направляем руководству официальные пригласительные письма СГМ, держим в курсе нашей работы. Показательно, что в последнее время в мероприятиях СГМ уже участвует немало представителей руководства заводов и компаний.  

Кроме того, СГМ и его Председатель Б.С.Кабанов – который также возглавляет в Ассоциации нефтепереработчиков и нефтехимиков комитет по оборудованию – ведет большую работу по продвижению мнения и решений сообщества Главных механиков  в вопросах, касающихся технического законодательства и работы надзорных органов в области технической политики отрасли. Так, насколько я знаю,  по этим вопросам проходят рабочие встречи Б.С. Кабанова с руководством Ростехнадзора и Минэнерго. Конечно, в данной работе немало сложностей и нюансов, но она ведется, и уже есть  позитивные сдвиги.

Хотелось бы отметить, что по опыту работы Совета Главных механиков был образован Совет Главных энергетиков НПЗ России и стран СНГ.

 

- Мой заключительный вопрос связан с Вашей семьей, с любимыми видами отдыха и хобби…

Так получилось, что никто из детей не пошел по моим стопам в нефтепереработку: старший сын закончил Московский Государственный Медико-Стоматологический Университет, работает врачом; младший – закончил Московскую государственную юридическую академию, стал доцентом и преподает в этом вузе. Внуков пока нет. Супруга – врач, работает в поликлинике.

Из спорта я всегда любил настольный теннис и баскетбол, но сегодня в баскетбол не сыграешь, так что в свободное время, если есть возможность, предпочитаю  настольный теннис и плавание. Дачей, рыбалкой, охотой не увлекался никогда. Путешествия – другое дело, в отпуске люблю посмотреть новые места – и  в России, и за границей.

 

От имени редакции и наших читателей мы благодарим Александра Рафаэловича Шахназарова за содержательную беседу и желаем ему больших успехов в работе: и в  Ассоциации нефтепереработчиков и нефтехимиков, и в Совете Главных механиков. А также хотим пожелать крепкого здоровья и счастья всей его семье. Кто знает, может, в её следующем поколении появятся продолжатели династии нефтепереработчиков и нефтехимиков?

 

Интервью провела И.Толстенко

Фото – К.Кондрашкиной и из личного архива А.Р.Шахназарова.  


Календарь событий
СГМ 2018
Дата проведения: 26-30 ноября 2018г.
http://sovet-npz.ru
Компания «Балтех»
Курс рубля на межбанковском рынке
ПокупкаПродажа
USD/RUB0.000.00
EUR/RUB0.000.00
Данные на

Forex: Курсы валют
EUR/USD0.000.00
Данные на 00:00 мск

Химагрегаты №43 сентябрь 2018 г. Версия PDF
  • «НЕФТЕГАЗ-2019» Оборудование и технологии для нефтегазового комплекса
  • 17-я Международная выставка PCVExpo «Насосы. Компрессоры. Арматура. Приводы и двигатели»
  • «Татарстанский Нефтегазохимический Форум. Нефть, газ. Нефтехимия»
  • 15-я Международная выставка «НЕФТЬ И ГАЗ» / MIOGE 2018»
  • 25-я международная специализированная выставка «НЕФТЬ, ГАЗ. НЕФТЕХИМИЯ»
  • 21-я международная выставка химической промышленности и науки
  • Буровая и промысловая химия 2018
  • Полимерные трубы и фитинги 2018
  • Международный симпозиум «Компрессоры и компрессорное оборудование» (Санкт-Петербург)
  • «Конференция INTRA-TECH» (Санкт-Петербург)
  • 14-й Российский Нефтегазовый Конгресс / RPGC 2018
  • 15-я Международная выставка «НЕФТЬ И ГАЗ» / MIOGE 2018
  • Российский Нефтегазохимический форум и XXVI Международная выставка «Газ.Нефть.Технологии-2018»
  • 16-я Международная выставка «Насосы. Компрессоры. Арматура. Приводы и двигатели»
  • Pinkov Sports Projects
  • Башкирская Ассоциация Экспертов
  • Российский Нефтегазохимический форум «Газ.Нефть.Технологии-2017»